Бронепалубный крейсер Новик

Бронепалубный крейсер Новик в порту
«Новик» - русский «малый» бронепалубный крейсер, II-го - «корветского» ранга, по английской классификации соответствовал крейсеру 2-го класса. Первый в мире, - «25-ти узловый» многоцелевой крейсер

(ближний эскадренный разведчик, «бронированный лидер миноносцев», контр-миноносец, миноносный крейсер - «охотник», способный самостоятельно искать, выбирать цель и атаковать её, высокопроизводительный постановщик минных заграждений в открытом море,
а также пригодный для замены устаревших канонерских лодок) - предшественник подкласса «крейсер-скаут».

 

Основные характеристики:

Водоизмещение 3080 т.
Длина 109,86 м.
Ширина 12,20 м.
Осадка 5,03 м (углубление).
Двигатели 3 вертикальные машины тройного расширения , 12 котлов Шульца-Торникрофта.
Мощность 17 000 л. с. (12,5 МВт).
Движитель 3 винта.
Скорость хода 25 узлов (46,3 км/ч).
Дальность плавания 3500 миль при 10 узлах; (2370 миль (12 уз)- экономический ход - 8 сут; 660 миль (25 уз) - 1 сут).
Экипаж 12 офицеров, 316 кондукторов и нижних чинов.

 

Вооружение:

Артиллерия 6 × 120-мм орудий Канэ (45 калибров),
6 × 47-мм Гочкиса (43 калибра),
2 × 37-мм орудия Гочкиса в 23 калибра на катерах,
64-мм десантное орудие Барановского (19 калибров),
2 × 7,62-мм трёхлинейных пулемёта Максима.
Минно-торпедное вооружение 5×1-381-мм минных (торпедных) аппаратов.

 

Отличился в Русско-японской войне 1904—1905 - гг. С 1905 года, после подъёма и восстановительного ремонта, находился в составе японского флота под названием «Судзуя». Тактико-техническое задание (ТТЗ), на проектирование уникального - экспериментального малого крейсера разработал русский Морской Технический Комитет (МТК), в рамках судостроительной программы 1898 года, «…для нужд Дальнего Востока», с учётом эффективного боевого применения «малых» крейсеров «элсвикского типа» в японо-китайской войне 1894 - 1895 годов, общих тенденций последующего развития малых крейсеров, особенностей Дальневосточного театра, и под влиянием возникшей на этом фоне, русской национальной идеи (концепции) - «универсального безбронного судна», впервые обоснованной в 1895 году, адмиралом С. О. Макаровым. Победа в предварительном конкурсном проектировании, последующее проектирование и постройка этого крейсера, в целом удовлетворяющего чрезвычайно противоречивым требованиям русского Адмиралтейства, явились значительным достижением германского крейсеростроения…
По переработанным рабочим чертежам крейсера «Новик», на Невском заводе были построены два однотипных малых крейсера типа «Жемчуг» («Жемчуг» и «Изумруд»).
Вопреки весьма неоднозначному отношению к проекту «Новик», на мировом уровне, концепция развития подкласса «малый крейсер» возродилась после русско-японской войны, и практически воплощалась ведущими морскими державами вплоть до начала 1-й мировой войны, в качестве подклассов: «крейсер-скаут» и «малый.

 

 

Задание на проектирование

В русском Главном Морском Штабе (ГМШ), оперативно-тактическое задание (ОТЗ) на проектирование «малого» крейсера для Тихоокеанского театра начало формироваться в 1895 году, сразу же после обострения отношений с Японией.
До этого, с 1882 года, концепция «малого» крейсера для ВМС России была отвергнута, поскольку в этот период, русское крейсеростроение развивалось в направлении обеспечения противодействия новейшим «средним» и «большим» крейсерам вероятного противника - Англии. Английское Адмиралтейство принципиально не заказывало для своих ВМС «малых» крейсеров, с учётом их органических недостатков: малый запас топлива для обеспечения приемлемой дальности плавания, неудовлетворительные мореходные качества и неустойчивость «артиллерийской платформы» при сильном волнении.
На этом фоне, английская фирма «Армстронг» приступила к крупносерийной экспортной постройке «малых» крейсеров «эльсвикского типа» по заказам ВМС развивающихся государств. Эти корабли являли собой воплощение новейших достижений мировой военно-морской техники и вооружения. Английские специалисты, с максимальной для себя выгодой, использовали уникальную возможность испытать эти крейсера в реальных боевых условиях Тихоокеанского театра, во время японо-китайской войны 1894 - 1895 гг.
Относительно недорогие, но хорошо вооружённые «малые» крейсера вполне соответствовали условиям ограниченного Тихоокеанского театра, где фактически составили основу «боевого ядра» флотов Китая и Японии и эффективно использовались в качестве многоцелевых кораблей…
После обострения русско-япнских отношений, ВМС японии имели абсолютное численное превосходство в «малых» крейсерах-разведчиках и миноносцах. Японская «Большая судостроительная программа на 1895 - 1902 гг.», помимо крупных боевых кораблей, предусматривала размещение в Англии и США заказов на постройку новых «малых» крейсеров, и техническую модернизацию старых крейсеров «эльсвикского типа» с установкой новейшего артиллерийского вооружения фирмы «Армстронг».
Русские «средние» крейсера типов «Светлана» и «Диана», проектируемые в рамках судостроительной программы 1895 года, вполне могли противодействовать «малым» крейсерам вероятного противника, но были значительно дороже и потому - немногочисленны…

В мае 1895 года, на совещании флагманов в Чифу, вице-адмирал С. О. Макаров, впервые изложил и обосновал концепцию «универсального безбронного судна» (фактически развитие концепции английской фирмы фирмы «Армстронг» (впервые выдвинутой Дж. Ренделом - конструктором крейсера «Эсмеральда»), но применительно к Дальневосточному театру.
Поводом для этого, послужил тот факт, что, построенный ещё в 1883 году, для Чили «малый» крейсер «Эсмеральда» (водоизмещение - 2800 т., вооружение: 2×1-254-мм, 6×1-152-мм) - родоначальник экспортируемых крейсеров «эльсвикского типа», в 1894 году прошёл модернизацию на фирме «Армстронг», был куплен Японией и в феврале 1895 года - вошёл в состав японского флота под названием «Идзуми». Этот корабль, адмирал С. О. Макаров охарактеризовал как: «…идеальная боевая машина…»…
По мнению С. О. Макарова - «универсальное безбронное судно» - «малый» крейсер, водоизмещением до 3000 т, скоростью в 20 узлов, вооружением: 2×1-203-мм, 4×1-152-мм; 12×1-75-мм орудий, в условиях финансовых ограничений, наиболее целесообразен для серийной постройки вместо эскадренных броненосцев, «больших» и «средних» крейсеров, в целях скорейшего обеспечения равновесия сил на Дальневосточном театре.
При этом, он решительно высказывался против увеличения скорости в ущерб артиллерии, ссылаясь на мнение генерала Корпуса морской артиллерии Ф. В. Пестича, утверждающего, что «не стоит догонять противника, чтобы быть им разбитым».
По мнению С. О. Макарова, для дальних разведок большая скорость не столь важна, поскольку обстановка меняется слишком быстро, и полученные данные, в любом случае, будут в известной степени устаревшими и неточными (до появления радиопередатчиков}, а для ближней разведки достаточно миноносцев.
По оценке С. О. Макарова, соединения «безбронных» крейсеров, смогут успешно противостоять не только миноносцам и крейсерам, но, используя превосходство в скорости и маневренности и эскадренными броненосцам противника…, а при необходимости, - выдержать одиночный бой с броненосцем…
По мнению ряда военно-морских историков, концепция «безбронного судна» в некоторой степени повлияла на формирование тактико-технических требований на проектирование «малых» (II-го ранга) и «средних» (I-го ранга) бронепалубных крейсеров «корветского» ранга в рамках «кораблестроительной программы 1897 года», в части реализации соотношения уровней обеспечения конструктивной непотопляемости и бронезащищённости (принцип: «непотопляемость, а не непробиваемость»). Однако, в части состава вооружения - влияние концепции «безбронного судна» здесь фактически отсутствует.

С ноября 1895 года, по декабрь 1897 года, на совещаниях по вопросам усиления русских военно-морских сил на Тихом океане, в частности, обсуждался вопрос: …нужны ли при эскадре малые крейсеры-разведчики водоизмещением в 2000÷3000 т.
Данный вопрос возник в связи с тем, что малые крейсера уступают средним крейсерам в скорости, мореходности, дальности плавания, вооружении, но вследствие меньшего водоизмещения на их проектирование и постройку требовалось сравнительно меньше средств. Это условие рассматривалось в пользу малых крейсеров, с учётом финансовых ограничений и оперативно-тактических особенностей Дальневосточного театра.
Кроме того, предполагалось, что малые крейсера смогут заменить на Тихоокеанском театре устаревшие мореходные канонерские лодки и будут противодействовать превосходящим миноносным силам противника.

С 12 по 18 декабря 1897 года, некоторые участники совещаний, письменно изложили свои соображения относительно необходимых на Тихом океане сил… В частности:

— Вице-адмирал И. М. Диков полагал, что в эскадре на один эскадренный броненосец должно приходиться по одному крейсеру-разведчику; каждому кораблю I и II ранга следовало придать по миноносцу. Главным качеством крейсера он считал скорость, ради которой следовало жертвовать всеми остальными элементами, ибо быстроходный корабль «может и должен уклониться от всякого боя, во время разведки, заботясь не о мелких победах и боевом отличии личного состава, а об исполнении данного ему поручения».

Данное утверждение, вступало в противоречие с концепцией «универсального безбронного судна», тем не менее именно оно впоследствии легло в основу при разработке ОТЗ на проектирование малого крейсера для Тихоокеанского театра.

— Вице-адмирал Е. И. Алексеев, на основании опыта командования эскадрой в Тихом океане, считал, что количество крейсеров при главных силах следует увеличить: …на восемь эскадренных броненосцев должно было приходиться столько же броненосных крейсеров, восемь крейсеров водоизмещением по 5000÷6000 тонн, четыре крейсера-разведчика водоизмещением 3000÷3500 т и четыре - менее 1500 тонн… Задачи перед крейсерами небольшого водоизмещения он ставил следующие: «служить при эскадре форзейлями, разведчиками, посыльными крейсерами для передачи важных и спешных поручений отдельно оперирующим от флота отрядам или судам». Самые малые из указанных им кораблей предназначались также для промеров, рекогносцировок у берегов и при входах в порты.

— Вице-адмирал Н. И. Скрыдлов полагал, что целесообразнее всего построить дополнительно к уже имеющимся один эскадренный броненосец типа «Пересвет» и три - типа «Majestic» (водоизмещением 15 000 т).
В этом случае главные силы эскадры оказывались состоящими из трех однотипных «троек» (типов: «Полтава», «Пересвет» и «Majestic»). Каждый из больших кораблей сопровождался бы крейсером-разведчиком водоизмещением 3000÷4000 т. В связи с явным недостатком времени вице-адмирал предложил три больших броненосца и пять крейсеров заказать за границей.

По мнению вице-адмирала Н. И. Скрыдлова, крейсера-разведчики водоизмещением 3000÷4000 т., должны сопровождать главные силы эскадры (каждый эскадренный броненосец, которых по мнению Скрыдлова, на Тихоокеанском театре должно быть не менее 9 единиц). В соответствии с этим, на «малый» крейсер возлагались дополнительные функции «бронированного контрминоносца»…

27 декабря 1897 года, в ходе итогового совещания, под председательством генерал-адмирала (в присутствии вице-адмиралов: управляющий Морским министерством П. П. Тыртов 1-й, Н. И. Казнаков, В. П. Верховский, И. М. Диков, С. П. Тыртов 2-й, С. О. Макаров, Ф. К. Авелан и Е. И. Алексеев), в ходе продолжительных дискуссий, когда принималось решение о количественном и качественном корабельном составе на Тихоокеанском театре, генерал-адмирал, не сомневавшийся в необходимости крейсеров I ранга, поставил вопрос о целесообразности постройки вместо 10 малых разведчиков еще одного или двух эскадренных броненосцев…
Однако, совещание с ним решительно не согласилось, в связи с тем, что, кроме прочего, крейсерами водоизмещением в 2000÷2500 т., предполагалось заменить в эскадре Тихого океана устаревшие канонерские лодки («Кореец», «Манджур», «Гремящий» и другие)...

В течение марта 1898 года, Морской технический комитет (МТК) разработал программу - тактико техническое задание (ТТЗ), на проектирование крейсера II ранга, в которой были определены основные тактико-технические элементы: водоизмещение - не более 3000 тонн (при нормальным запасе угля - 360 т), общий объем угольных ям должен обеспечить дальность плавания 5000 миль при экономической скорости 10 уз.; наибольшая скорость - 25 уз; состав вооружения: 6×1-120-мм; 6×1-47-мм орудий и одна десантная пушка Барановского; минное вооружение - шесть аппаратов с 12 торпедами, 25 мин заграждения и 30 якорей к ним; броневая палуба - «возможной толщины».
Документ был утвержден председателем МТК вице-адмиралом И. М. Диковым и главными инспекторами: кораблестроения - Н. Е. Кутейниковым, артиллерии - генерал-майором А. С. Кротковым, минного дела - контр-адмиралом К. С. Остелецким, механической части - Н. Г. Нозиковым. Параллельно, была также разработана программа на проектирование крейсера того же водоизмещения но со скоростью 30 узлов….

Утвержденное Императорским Российским Адмиралтейством тактико-техническое задание (ТТЗ) на проектирование типа быстроходного малого крейсера, являлось весьма жёстким и противоречивым, с учётом ограничений по водоизмещению и главным размерениям корабля:… Назначение - крейсерская служба в условиях открытого океана… Основное требование - скорость, не менее 25 узлов… Вооружение и бронирование - по возможности, с учётом обеспечения наилучшей мореходности… Максимально возможный радиус действия… Хорошие условия для обитаемости экипажа…

1 апреля 1898 года, программа МТК поступила в Главное управление кораблестроения и снабжений (ГУКиС).

С условиями ТТЗ, для заключение контракта на проектирование и постройку, были ознакомлены наиболее известные фирмы: германские, английские, итальянская, французская, американская? и датская…
Главным параграфом договора Императорское Российское Адмиралтейство устанавливало: «скорость хода, по крайней мере, 25 уз. Вооружение и броня - по возможности, наибольшие при наименьших затруднениях для хода по открытому морю во всякое время. Судно предназначалось для крейсерской службы в океане и должно было обладать всеми морскими качествами. При этом были поставлены непременным условием большой радиус действия и хорошее помещение для экипажа…».

 

 

Постройка

5 августа 1898 года, начальник ГУКиС вице-адмирал В. П. Верховский и представлявший в России интересы фирмы «Ф. Шихау» Р. А. Цизе подписали контракт на постройку крейсера. Корабль должен был быть готов к испытаниям через 25 месяцев (впоследствии срок сдачи перенесли на 5 декабря 1900 года).
В документе подробно оговаривались характеристики корабля, устанавливались традиционные в таких случаях штрафы, в том числе за недобор скорости.
При ходе менее 23 узлов, или осадке, более чем на 15 см превышающей контрактную, русское Морское министерство получало право отказаться от заказа и получить обратно деньги. Строительство должно было вестись Данцингским отделением фирмы «Шихау», на верфи в Данциге, изготовление меха­низмов - филиалом фирмы в Эльбинге.

Экипаж был сформирован еще до начала постройки корабля… Старшим судовым механиком крейсера, был назначен молодой выпускник Технического училища Морского ведомства - Константин Робертович Тирнштейн.
В ноябре 1898 года, наблюдающим за постройкой крейсера «Новик» и постройкой четырёх 350-тонных миноносцев, заказанных той же фирме, был назначен - капитан 2 ранга Петр Федорович Гаврилов.
В рапортах, П. Ф. Гаврилов неоднократно характеризовал К. Р. Тирштейна как чрезвычайно добросовестного и на редкость исполнительного…

П. Ф. Гаврилов - знающий офицер, имел трехлетний стаж службы в должности старшего офицера крейсера II ранга "Африка (1892 - 1895 гг.), двухлетний стаж в должности командира миноносца «Взрыв» (1895 - 1896 гг.), трехлетний стаж работы в должности помощника главного инспектора минного дела (1896 - 1898 гг).

6 декабря 1898 года, П. Ф. Гаврилов прибыл в Эльбинг для наблюдения за постройкой крейсера «Новик»…

6 января 1899 года, П. Ф. Гаврилов, вместе с представителями дипломатического корпуса и капитанами 1 ранга Н. К. Рейценштейном и А. Ф. Стемманом - командирами заказанных в германии крейсеров I ранга, соответственно «Аскольд» и «Богатырь», был представлен Вильгельму II. Германский Император с интересом побеседовал с офицерами, расспросил про корабли. В разговоре с П. Ф. Гавриловым он одобрительно отозвался о котлах Торникрофта, которые должны были установить на «Новик».

Длительное согласование чертежей между германскими проектировщиками и русским МТК, а также задержки поставок со стороны сталелитейных заводов, явились причинами задержки начала стапельных работ примерно на год…

В декабре 1899 года, начались регулярные стапельные работы, которые впоследствии продвигались весьма интенсивно…

29 февраля 1900 года, состоялась официальная закладка крейсера «Новик». На момент закладки, корпус был доведен до броневой палубы, масса установленного металла составляла до 600 т. Командир корабля был в восторге от «… поразительной точности пригонки частей набора… Можно смело сказать, что до сих пор на стапель не было принесено ни одного золотника лишнего металла, зубило отсутствует, все отверстия точно совпадают». По его расчетам выходило, что крейсер может быть спущен на воду уже в конце мая - всего через полгода после начала интенсивной постройки! Фирма очень спешила, рассчитывая, что на торжественном спуске будут присутствовать русский и германский императоры, официальная встреча которых планировалась в мае - июне 1900 года, в Данциге. Однако, встреча была отложена и, директор верфи уведомил о том, что намного удобнее продолжать монтажные работы на стапеле.

18 апреля 1900 года, старшим офицером крейсера «Новик» был назначен лейтенант Федор Николаевич Иванов 6-й (до этого, командовал миноносцем № 120).

2 августа 1900 года, в 13-00, состоялся торжественный спуск крейсера на воду… На церемонии присутствовали: генерал-губернатор и командующий войсками Западной Пруссии, представители русского посольства в Германии, командиры строившихся на немецких верфях крейсеров I ранга «Аскольд» и «Богатырь», соответственно - Н. К. Рейценштейн и А. Ф. Стемман, бывший морской министр Франции адмирал Лакруа.
Русский посол граф Н. Д. Остен-Сакен приехать не смог, поэтому прислал в дар кораблю икону в позолоченной ризе, с дарственной надписью.
Фирма преподнесла сюрприз, до последнего момента державшийся в секрете, - за свой счет привела в Данциг из Пиллау только что законченный постройкой, но еще не прошедший испытания и не переданный русскому флоту миноносец - «Дельфин» (с 1902 года - «Бесстрашный»).

Необычно суровая для Данцига зима значительно затормозила достройку корабля…

 

 

Испытания

2 мая 1901 года, крейсер «Новик» впервые вышел в море, на заводскую пробу…

12 мая 1901 года, практически завершённый постройкой крейсер, неофициально посетил кайзер Вильгельм II… Поднявшись на борт, он познакомился со всеми офицерами, побеседовал с членом МТК - флагманским инженером-механиком Ф. Я. Поречкиным… Интересуясь новым типом крейсера, император одобрил удобства размещения и высказался о том, что артиллерия вероятно слишком сильна по размерам корабля… 14 мая 1901 года, на память офицерам о своём визите, Вильгельм прислал свой портрет с дарственной надписью.

30 августа 1901 года, во время маневров германского флота, в Данциге, русский император - Николай II, на борту яхты «Штандарт» беседовал с П. Ф. Гавриловым, интересовался особенностями нового крейсера «Новик» и обещал посетить корабль на следующий день, да так и не собрался…

Стремясь ускорить сдачу крейсера заказчику, завод не стал проводить прогрессивных испытаний механизмов, при условиях постепенного наращивания мощности и скорости… В результате, во время первого же выхода «разогнал» крейсер до 24 узлов… Как позднее писал П. Ф. Гаврилов: «допущенное заводом при первых же ходах форсирование машин было главной причиной затянувшихся испытаний и ряда различных аварий»…

15 мая 1901 года, крейсер вышел из Данцига и 18 мая 1902 года прибыл в Кронштадт…

С начала мая по середину сентября 1901 года, из семи выходов в море, четыре были прерваны из-за поломок машин и винтов…

Летом 1901 года, на валах машин были обнаружены раковины…

23 сентября 1901 года, в ходе приёмо-сдаточных пробегов крейсера, германские специалисты решили весьма серьезную проблему: было замечено «значительное движение корпуса в горизонтальной плоскости около середины длины судна, то есть в районе помещений бортовых машин».
Для устранения этого явления, завод изменил параметры винтов, перебрал механизмы, уравнял число оборотов средней и бортовых машин (первоначально они давали по 155÷160 и 170÷175 об/мин - соответственно, а впоследствии - 160÷165 об/мин). Несколько испытательных выходов подтвердили правильность принятого решения.

Устраняя неисправности - упустили время, сильные осенние ветры помешали провести испытания на мерной миле… Крейсер пришлось оставить на заводе на зимовку, во время которой были произведены замены валов, на которых, летом 1901 года были обнаружены раковины…

В январе 1902 года, германский журнал: «Die Flotte» опубликовал статью в которой сообщалось: "Построенный по заказу русского правительства на Шихаусской верфи крейсер «Новик», который на своих последних испытательных пробегах развил скорость хода в 26 уз, недавно был окончательно принят на службу Императорского Российского флота.
Над проектом этого совершенно нового типа военного судна задумывались самые крупные английские, французские и американские фирмы. Из всех стран Россия, однако же, получила уклончивые ответы, так как высокие задачи, которым должно было удовлетворить это своеобразное судно, не могли быть разрешены удовлетворительным образом ни одной из запрошенных фирм. В конце концов, русское правительство решило передать заказ фирме «Шихау».

23 апреля 1902 года - спустя без малого год после первого выхода в море, на крейсере «Новик» были завершены официальные испытания на полный ход….

По результатам испытаний, крейсер «Новик», вполне удовлетворял всем тяжелым условиям контракта… По отзыву, опубликованному в германском журнале: «…представляет собою удавшийся тип военного судна, скорость хода которого не была еще ни разу достигнута при данных размерениях…»; «…составляет мастерское произведение германского судостроения…».
Вопреки этому восторженному отзыву, один из высокопоставленных германских авторитетных специалистов, с долей сарказма, назвал «Новик» - «чехлом для машин», намекая на неоправданно высокую удельную мощность установленной на нём силовой установки… Столь противоположные мнения о русском крейсере, только со стороны германских специалистов, отразили различное отношение к данному кораблю, на всех этапах его создания, вступления в строй и последующей службы.

 

 

Техническое описание

Описание конструкции корпуса, помещенное в «Отчете по Морскому ведомству в 1897 - 1900 года», весьма образно: «Тип крейсера II ранга „Новик“ представляет собою огромный миноносец в 3000 тонн с 25-узло-вым ходом. Нижняя часть крейсера представляет собою сигароподобное сооружение, по вертикальному направлению несколько сплюснутое, сверху прикрытое броневою палубою, а снизу состоящее из двойного дна, постепенно сходящегося с наружною обшивкою и приблизительно на половине расстояния от киля до ватерлинии переходящего в систему бортовых угольных ям, снизу и сверху броневой палубы. Над сплюснутою сверху подводною „сигарою“ стоит надстройка, в большей своей части надводная, образующая одно межпалубное пространство».

Длина корпуса между перпендикулярами составляла 106, максимальная ширина 12,2 м (без учета толщины обшивки), высота от киля до верх­ней палубы - 7,7 м. Основным материалом служила мягкая сименс-мартеновская сталь. Шпация составляла 610 мм.

На момент испытаний нормальное водоизмещение со всеми предусмотренными контрактом запасами (в том числе 360 т угля) составляло всего 2720 т, то есть почти на 300 т меньше проектного: такой результат был итогом максимального облегчению корпуса и машин.

Краткие данные о нагрузке крейсера «Новик» фирма «Ф.Шихау» сообщила Морскому министерству лишь в январе 1906 года. Пропущенные в германских данных сведения о броне, вероятно были включены в массу корпуса.

Если предположить, что броня «Новика» весила столько же, сколько у строившихся по его проекту на Невском заводе «Изумруда» и «Жемчуга» (345 т), то масса корпуса должна составить 875 т - всего 32 % от водоизмещения.

В материалах вице-адмирала С. О. Макарова имеются несколько иные данные, однако их сложно сравнивать из-за разного способа группировки.

Согласно им, на корпус со снабжением приходилось 42,3, на броню - 10,43, на артиллерию с боезапасом - 4,73, на минное вооружение - 3,36, на механизмы, котлы и запас воды к ним - 26,7 % от водоизмещения.
Там же приведены сведения, что броневая палуба «Новика» имела массу 294 т. Если эта информация верна, то на корпус приходилось 34 % от водоизмещения.
Жесткая экономия всех статей нагрузки привела к замене обычного для кораблей русского флота деревянного покрытия верхней палубы линолеумом (толщиной 6 - 7 мм).

 

 

Оценка проекта

Постройка в Германии, и завершение испытаний в России, первого (экспериментального) быстроходного малого крейсера-разведчика «Новик», удовлетворяющего крайне противоречивыми тактико-техническими требованиями русского Адмиралтейства, явилось значительным техническим достижением германской судостроительной фирмы «Шихау», и этапным событием в мировой истории развития «малых» крейсеров «корветского» ранга…
Главное требование заказчика - высокая скорость - 25 узлов (но не в ущерб защищённости, вооружению, дальности плавания и условиям обитаемости) при относительно небольших размерениях и водоизмещении - было реализовано за счёт необычно большого относительного удлинения корпуса «ходкости», максимально возможного облегчения конструкции (в ущерб прочности), применения необыкновенно мощной, но лёгкой, компактной и экономичной паро-поршневой двигательной установки.

До начала русско-японской войны, отношение к проекту крейсера «Новик» было весьма противоречивым, как со стороны зарубежных, так и со стороны русских военно-морских специалистов…
По завершению постройки крейсера, германского Императора - кайзера Вильгельма II убедили в том, что русские необоснованно завысили проектную мощность вооружения… Один из авторитетных германских специалистов, в противовес восторженной статье германского журнала: «Die Flotte», назвал построенный крейсер для России - «Чехлом для машин», подразумевая этим необоснованно высокие относительные мощностные и соответственно - весовые параметры двигательной установки для крейсера такого класса.

Адмирал С. О. Макаров, в особом мнении о судостроительной программе на 1903 - 1923 годы, так определил свое отношение к проекту «Новик»: - Будет уже не малым выигрышем, если суда в 3000 тонн типа «Новик» заменят безбронными судами того же во­доизмещения, годными и для разведки, и для боя".

С точки зрения С. О. Макарова, в проекте «Новик», эффективность вооружения была принесена в жертву неопраданно высокой скорости… Отсутствие артиллерийских установок промежуточного калибра - 203-мм ограничивало боевые возможности крейсера на больших дистанциях, когда артиллерия среднего калибра становилась малоэффективной.

В феврале 1904 года, С. О. Макаров в письме управляющему Морским министерством Ф. К. Авелану предлагал переделать строившиеся на Невском судостроительном заводе по несколько измененным чертежам проекта «Новика», крейсеры «Изумруд» и «Жемчуг», приблизив их характеристики к «безбронному судну»…
По расчетам корабельного инженера П. Ф. Вешкурцова, в случае демонтажа средней машины и части котлов, обеспечивался выигрыш в 270 тонн, за счет чего предлагалось усилить минно-артиллерийское вооружение, установкой: 1×203-мм, 5×1-152-мм и 10×1-75-мм орудий; четырёх минных аппаратов; подкрепить корпус; в ос­вободившемся машинном отделении рекомендовалось установить два вспомогательных двигателя по 100 л.с. «для крейсерства тихим ходом».
При этом, расчётная скорость должна была уменьшиться на 2,7 узла и составить 22,3 узлов (в расчете не было учтено, что проектная скорость эти кораблей составляла не 25, а 24 узла). Но, на осуществление такой реконструкции, если бы она была признана целесообразной, не оставалось времени, поскольку эти корабли едва успели подготовить для включения в состав 2-й эскадры Тихого океана. Единственным последствием письма С. О. Макарова явилась установка на крейсерах «Изумруд» и «Жемчуг» - минных аппаратов (по три на каждом), не предусмотренных первоначальным проектом.

По мнению Н. Л. Кладо, крейсера малого водоизмещения оправдывают себя лишь в качестве бронепалубных, …"совершенно не приспособлен для боя и пригоден лишь для посылок, обладает очень слабой мореходностью и в свежую погоду он не может воспользоваться своей большой скоростью, и любой броненосный крейсер оставит его далеко позади".
Район действия малого крейсера очень мал.
Например бронепалубный крейсер «Новик» водоизмещением 2836 тонн на котором отдано под машину 26,7 % от его водоизмещения, чтобы достичь скорости в 25 узлов, может при своём запасе угля (17,9 % от его водоизмещения) пройти всего только 660 миль и через сутки уже угля у него не будет, а экономическим ходом (12 узлов) он может пройти расстояние всего 2370 миль в продолжении 8 суток.
Сравнивая малый бронепалубный крейр «Новик», со средним - броненосным (фактически бронепалубным) крейсером I ранга «Богатырь» (так же германской постройки), Кладо пишет: «Между тем броненосный (впрочем бронированный очень слабо) крейсер „Богатырь“ (водоизмещение 6972 тонны), при относительном весе машины 20,15 % от его веса, отданных под машину, имеет скорость в 23 узла, каковой при меньшем сравнительном запасе угля (16,6 %) от его водоизмещения, может пройти 1680 миль; притом его не остановит такая погода, при которой „Новик“ уже будет бездействовать„
Оценивая боевые качества корабля по соотношению показателей: скорость/броня/ артиллерия/дальность, Кладо Н. Л. делает вывод о том, что: …“Чем корабль больше, тем большее количество наступательных и оборонительных средств может он в себя вместить, тем он мореходнее и тем устойчивее платформа и, тем с меньшими относительными затратами веса может ему быть сообщена сила тяги винтов, защита, скорость и район действий».

Накануне русско-японской войны, в Николаевской Морской академии, были разработаны правила (методика) для сравнения боевой эффективности кораблей различных классов, с учётом их разнородных элементов: артиллерии, бронезащиты, скорости хода и всех их особенностей, путём вычисления (определения) так называемых «боевых коэффициентов кораблей». Н. Л. Кладо усовершенствовал эти правила, устранив самый главный недостаток методики - трудность сопоставления таких разнородных элементов как «сила» корабля и его «скорость», возникающая при сравнении броненосных кораблей, от которых требуется главным образом «сила», с бронепалубными крейсерами и миноносцами - одно из главнейших качеств которых - скорость. Н. Л. Кладо применил сравнение посредством боевых коэффициентов для частей эскадр состоящих из однородных кораблей к которым предъявляются одинаковые требования. В частности, были определены сравнительные значения боевых коэффициентов для «малых» и «средних» крейсеров корветского ранга. Так, для крейсеров II ранга: «Новик», «Жемчуг» и «Изумруд», значение боевого коэффициента составило - 3,2; «Боярин» - 2,7. Для японских «малых» крейсеров 2-го класса, водоизмещением менее 4000 тонн: «Идзуми» - 1,0; тип «Нанива» - 2,4; «Сума» - 2,9; «Акаси» - 2,9; «Чийода» - 2,7;.

После русско-японской войны, проект «Новик» явился родоначальником возникновения и развития из подкласса: малых крейсеров «корветского» ранга - нового подкласса: малых быстроходных крейсеров-разведчиков, которые, во флотах ряда ведущих морских держав, обозначались термином: «крейсер-скаут».
Развитию «малого» крейсера, аналогичного проекту «Новик» способствовал научно технический прогресс в области военно-морской техники и главным образом повсеместное применение паротурбинных двигателей.

Русские бронепалубные крейсера II ранга, типа «Новик», несмотря на отдельные недостатки, хорошо зарекомендовали себя в ходе русско-японской войны. Поэтому после русско-японской войны, в Англии и Германии были заложены большие серии быстроходных крейсеров малого водоизмещения, предназначенных для боевых действий в составе эскадр и флотов.

В России, с августа 1907 года, по заданию Морского Генерального Штаба (МГШ), для проверки возможности создания быстроходного крейсера малого водоизмещения с паротурбинной двигательной установкой, предназначенного для: «Разведочная службы при эскадре броненосцев или совместные действия с отрядом миноносцев», был привлечён Балтийский завод.

В соответствии с тактико-техническим заданием (ТТЗ) на проектирование, предсерийный экспериментальный крейсер «Новик» фактически явился опередившим своё время, единственным в Мире!, «стопроцентовым» - «бронированным лидером миноносцев» (в то время класс эсминец ещё не был официально принят), поскольку выполняя предусмотренные ТТЗ функции контр-миноносца, был вполне способен выполнять все функции впервые определённые для английских «лидеров флотилий», в начале 1-й мировой войны…

 

 

История службы

18 мая 1902, года после завершения приемо-сдаточных испытаний, «Новик» прибыл в Кронштадт.

14 сентября 1902 года, крейсер под командованием капитана 2 ранга П. Ф. Гаврилова вышел из Кронштадта курсом на Дальний Восток.

В декабре 1902 года, командиром новейшего легкого миноносного крейсера «Новик», был назначен капитан 2-го ранга Н. О. Эссен, который до этого, вместе с Макаровым формировал эскадру в Кронштадте, а затем в Ревеле и Либаве..

6 декабря 1902 года, во время стоянки в Пирее (Греция), в командование «Новиком» вступил капитан 2 ранга Н. О. Эссен, который затем, перевел его в Порт-Артур.

2 апреля 1903 года, крейсер «Новик» - прибыл в Порт-Артур в состав русской эскадры Тихого океана, которой командовал вице-адмирал О. В. Старк..

Начало русско-японской войны явилось для командира «Новика» и его командира - «звездным часом»… С первого же дня войны, «Новик» принял активное участие в боевых действиях.

В ночь на 27 января 1904 года, сразу же после нападения японских миноносцев на русскую эскадру, командир крейсера получил приказ преследовать неприятеля… Командир крейсера «Новик» капитан 2 ранга Н.О. Эссен первым изготовил корабль к бою и вышел в море, но не нагнал неприятеля. Пока на «Новике» поднимали пары, японские миноносцы успели уйти…

Утром 27 января 1904 года, вся русская эскадра вышла навстречу японскому флоту… Н. О. Эссен вывел «Новик» на разведку… В то время как, неповрежденные японскими торпедами русские корабли только выходили с рейда, «Новик» произвёл выстрел торпедой в крейсер «Якумо», и предпринял дерзкую попытку сблизится с неприятельской эскадрой…
Командир «Новика» решил, после ночного потрясения, достичь успеха - дважды пытался атаковать флагманский броненосец адмирала Того, сремясь сблизится на дистанцию торпедного выстрела…
При повторной попытке атаковать, «Новик» получил попадание 12-ти дюймовым (305-мм)снарядом в корму… (по другим данным - вследствие попадания 8-дюймового (203-мм) снаряда на уровне ватерлинии), был вынужден выйти из атаки, и возвратился на базу. На рейде Порт-Артура, повреждённый «Новик» был встречен криками «Ура!»…

Через десять суток напряженного ремонта, корабль был введён в строй… Последующие дни были наполнены активной боевой деятельностью… «Новик» участвовал в боях с японской эскадрой, поддерживал миноносцы, проводил разведку, его экипаж проявил высокое мастерство, героизм, показав пример выполнения долга…

На «Новике» держал свой флаг командующий эскадрой адмирал С. О. Макаров, во время выхода на выручку окруженного японскими кораблями миноносца «Стерегущий». Однако, попытка отбить у неприятеля погибающий русский миноносец оказалась безрезультатной…

Крейсер неоднократно прикрывал выходы в море миноносцев и канонерских лодок, обстреливал побережье занятое противником.

Активные действия «Новика», на фоне первых неудач, были отмечены командованием… За бой 27 января 1904 года под Порт-Артуром, Н. О. Эссена наградили Золотой саблей с надписью «За храбрость», а 12 членов экипажа «Новика» получили Георгиевские кресты.

16 марта 1904 года, приказом командующего эскадрой вице-адмирала С. О. Макарова, капитан 2-го ранга Н.О. Эссен был назначен командиром эскадренного броненосца «Севастополь». С. Макаров увидел в Н.О. Эссене своего единомышленника, в стремлении «взять море в свои руки!» и настоял о его назначении командиром броненосца «Севастополь», вопреки тому, что по старшенству был черёд капитана 1-го ранга Р. Вирена, имеющего поддержку адмиралтейства…
18 марта 1904 года, в командование крейсером «Новик» вступил капитан 2 ранга Михаил Фёдорович фон Шульц. По словам, Эссена, он не был в восторге от назначения на мощный, но неповоротливый броненосец… Свыкшись с маневренностью быстроходного крейсера, на броненосце, Эссен, чувствовал себя «не в своей тарелке»… Н. О. Эссен, натура дерзкая, порывистая, с сожалением оставлял «Новика»… 1 марта сс. 1904 года, Н. О. Эссен писал жене: «Вчера принял броненосец, сдал „Новика“ Шульцу. Команда кричала в мою честь „Ура!“, провожали сердечно… К „Новику“ я привык, крейсерская служба мне больше по душе, и это повышение не радует»…

28 июля сс./10 августа 1904 года, во время боя в Жёлтом море, крейсер «Новик» получив 3 надводные пробоины (2 убитых, 1 раненый) — прорвался в порт Циндао. Затем, обогнув Японию с востока, пришёл в пост (порт) Корсаков (Корсаковск) на острове Сахалин — для пополнения запасов угля.

07 августа сс./20 августа 1904 года, не успев пополнить запасы угля (взять бункер), крейсер был вынужден был принять бой с японскими крейсерами «Цусима» и «Читосе». В ходе боя получил 3 попадания ниже и 2 выше ватерлинии и свыше 10 в надстройку (2 убитых, 17 раненых)… Вышел из боя - противником не преследовался… Командир, получив данные радиоперехвата о приближении японских кораблей, приказал затопить крейсер…

20 августа 1904 г., в 23 часа 30 минут, у Корсаковского поста - крейсер лёг на грунт…

21 августа 1904 года, утром, японский крейсер «Читосэ», войдя на рейд Корсакова, произвёл около 100 выстрелов по выступающим из воды частям крейсера «Новик» и городу… Часть экипажа «Новика» была эвакуирована во Владивосток.

На основании Портсмуского мирного договора, южная часть острова Сахалин была отдана Японии…

16 июля 1906 года, «Новик» был поднят японцами. Крейсеру был произведён восстановительный ремонт с установкой новых котлов и вооружения.

11 июля 1908 года, крейсер вошёл в состав японского флоте под названием «Судзуя».

В 1913 году, исключен из списков флота и разобран на металл.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Превосходный лайнер Regal Princess в ближайшее время обещает стать любимцем всех поклонников...
Самый новый лайнер во флоте Princess Cruises.13 июня 2013 года в английском Саутгемптоне прошла...
Круизный лайнер Ruby Princess построен в Италии в 2008 году по заказу круизной корпорации Princess...
Один из самых крупных судов компании, современный круизный лайнер Sapphire Princess построен в...